Максим Лагашкин: «Не надо считать аудиторию глупой и все разжевывать»

На видеосервисе START продолжается показ киносериала режиссера Бориса Хлебникова «Шторм», в центре повествования которого два друга – следователь убойного отдела Юрий Осокин и борющийся с коррупцией Сергей Градов, которому придется поступиться принципами ради спасения любимой женщины. Роль двух друзей сыграли Александр Робак (Градов) и Максим Лагашкин (Осокин), которые много лет дружат и в жизни. Мы поговорили с Максимом Лагашкиным о том, насколько дружба с Робаком повлияла на актерский состав «Шторма» и какую роль «Аритмия» все того же Хлебникова сыграла в его актерской карьере.

Максим Лагашкин: «Не надо считать аудиторию глупой и все разжевывать»

Можно ли Бориса Хлебникова назвать вашим главным режиссером в жизни? Или это место занимает все-таки Александр Велединский, у которого вы снимались, кажется, во всех фильмах?

Велединский, конечно же, сыграл большую роль в моей актерской карьере и не только – мы с Саней Робаком продюсировали его первый полнометражный фильм «Русское». Недавно на экраны вышел его новый фильм «В Кейптаунском порту», который создавался еще три года назад. Там я играл небольшую эпизодическую роль, долго, кстати, от нее отказывался, потому что он обещал мне главную, и даже отказался, но через секунду Саша мне перезвонил и сказал, что не может без меня. После такого, конечно, отказаться уже было невозможно. Велединского я очень люблю и рекомендую посмотреть «В Кейптаунском порту». Это очень необычный фильм, у нас, конечно, боятся прокатывать такие фильмы, делать им рекламу и промо, это картина абсолютно мирового уровня. Жалко, что ее не стали продвигать на какие-то крупнейшие фестивали.

Если говорить про Борю Хлебникова, то для меня работа с ним – это какая-то отдельная вселенная. Я даже не знаю, как это описать словами, потому что я получаю неимоверное удовольствие, когда снимаюсь в его фильмах. В «Пока ночь не разлучит» у меня было всего три ночных смены, не особо большая роль, но он тогда как-то так со мной поговорил, что отказаться было просто невозможно.

Причем тогда же вы все работали бесплатно, фильм создавался по инновационной схеме краудсорсинга.

Да, бесплатно, я сначала напрягся, а потом он меня убедил в искренности этой истории, и я с удовольствием вспоминаю те смены, которые мы снимали в ресторане на Кузнецком мосту. Потом были «Озабоченные», где мы в одной серии снялись с Саней (Робаком – прим. ред). Эти работы у меня по ощущениям остались в прошлой жизни, а потом большой подъем для меня лично, как для артиста, случился после участия в фильме «Аритмия». Тогда я прочитал сценарий и сразу понял, как делать этого героя. Я прилетал с другой картины, не спал вообще, но мы так легко снимали, что я даже не заметил, как пролетела 12-часовая смена. Боря – очень тонкий человек. Он не из тех, кто много говорит. Когда сыграл дубль, он подходит и просто каким-то жестом, прищуром все объясняет и в конце добавляет: «Понимаешь меня?» И вообще всё понятно сразу становится! Происходит такая магия.

И что самое главное – у него уникальная способность собрать вокруг себя такую группу, где все настоящие личности, которые любят то, что они делают, и горят этим делом. И «Аритмию», и «Шторм» мы снимали вместе с продакшн-компанией «Глобус» – это невероятные люди, которым я очень благодарен. Четкие, чуткие, у них все организованно как по маслу, что, в принципе, должно быть всегда, чтобы не отвлекало от съемок, но бывает, к сожалению, не на всех площадках.

Работать с такой командой – удовольствие. Мы снимали драму, но все равно всегда это сопровождается шутками, историями, все варятся в одном котле и нет никакой паршивой овцы, которая бы все испортила. В самый первый день съемок в особняке под Питером я сказал Боре, чтобы партнер, которого я по сюжету прогоняю, чуть попозже стучал в дверь. И в этот момент меня поразил уровень второго режиссера Вероники Аниськиной, которая стояла аккуратно рядом, не влезая в наш разговор, услышала, что я говорю, и в следующий дубль это было сделано, она успела все разрулить. И так во всём! Или оператор Алишер Хамидходжаев, который погружен в материал так, что знает тексты артистов, всегда готов «подбросить» реплику, да еще в пять утра завтрак на всех готовит.

Сразу ли Борис предложил вам именно роль Осокина?

Примерно во время премьерных показов «Аритмии» он мне сказал, что пишет сценарий на меня и на Сашу Робака, что привело меня в дикий восторг. Прошел почти год, Боря мне позвонил и сказал, что они не исчезли, а дорабатывают сценарий вместе с Наташей Мещаниновой. Я звоню агенту, рассказываю, чтобы она имела в виду. Потом Боря опять пропал на какое-то время, затем позвонил и сказал, что нас должны вызвать на пробы, хотя они ему, в общем-то не нужны, у него все в голове сложилось, но это такая продюсерская этика что ли. И через несколько недель нас действительно вызвали на эти пробы, мы вчетвером там встретились, а знакомы мы все давно – я, Саша Робак, Аня Михалкова, Аня Котова-Дерябина. Сыграли по сцене, Боря говорит: «Ну вот зачем вас вызывал, мне и так все было понятно». Процесс создания фильма с Борисом – непрерывный, мы даже ночью можем созвониться, если пришла какая-то мысль. На других проектах бывает так – снялись, разъехались, а здесь все время мы находимся в процессе. С Борей работать – счастье, и, конечно, он является для меня одним из ключевых режиссеров в моей карьере.

Максим Лагашкин: «Не надо считать аудиторию глупой и все разжевывать»

Читай продолжение на следующей странице