История польского педагога, который добровольно вошел в газовую камеру вслед за детьми

© Korczak / Perspektywa
 

Кадр из фильма «Корчак».

Эрш Хенрик Гольдшмит, который позже станет Янушем Корчаком, родился 22 июля 1878 года в интеллигентной семье польских евреев. С юных лет ему приходилось работать, так как его отца подкосила душевная болезнь. Его содержание в больнице стоило немалых денег, а матери еще приходилось кормить младшую сестру Хенрика Анну.

Еще во время учебы в гимназии у юного Эрша появились мысли, что отношение к детям должно быть несколько иным, более мягким и уважительным. Позже он основательно займется этим, открыв приют для еврейских детей. И будет с ними до конца жизни, какие бы тяготы это ему ни сулило.

«Дом сирот»

История польского педагога, который добровольно вошел в газовую камеру вслед за детьми

Бывшие воспитанники Корчака и «Дом сирот», наше время.

В 1911 году Гольдшмит открывает «Дом сирот». Его новаторские идеи сделали учреждение непохожим на другие, которые могли дать детям лишь крышу над головой и еду. «Другие приюты плодят преступников», — говорил Эрш. «Дом сирот» же делал из беспризорников достойных людей, ставя своей главной целью духовное и нравственное воспитание детей.

Приют Гольдшмита стал небольшой республикой почти полного детского самоуправления. Только представьте: детские товарищеские суды, референдумы, решения на которых беспрекословно исполнялись руководством… Хенрику удавалось с ранних лет научить детей гуманизму и справедливости и развить их самосознание.

Во время работы в «Доме сирот» Гольдшмит публикуется в журналах, читает лекции и пишет книги. Его творческие псевдонимы приобретают известность по всему миру: писатель Януш Корчак и Старый Доктор, который выступает по радио с лекциями и шутками. Талантливый Эрш Хенрик быстро становится популярным, но начинается война, которая меняет все.

Жизнь в гетто и последний урок учителя-гуманиста

История польского педагога, который добровольно вошел в газовую камеру вслед за детьми

Детский оркестр под управлением Януша Корчака.

Корчаку были отвратительны идеи Гитлера. «Я никому не желаю зла, не умею, просто не понимаю, как это делается», — говорил он. В оккупированной Варшаве он демонстративно расхаживал в мундире польского офицера, пока это не стало представлять угрозу для его приюта. Старый Доктор больше не шутил по радио… Теперь он рассказывал детям, как выжить.

Неравнодушные к его деятельности не раз предлагали Корчаку уехать из оккупированной страны, делали ему новые документы, снимали жилье подальше от опасных мест, но он не мог оставить детей. И не оставил их даже тогда, когда весь «Дом сирот» в вагонах для скота отправили в концлагерь Треблинку. Это место стало вторым лагерем смерти после Освенцима: за годы войны здесь безжалостно казнили 750–810 тыс. человек.

Старый Доктор хорошо понимал, зачем они туда едут. «Корчак взглянул на меня так, что я съежился», — писал педагог Игорь Неверли. «Не бросишь же своего ребенка в несчастье, болезни, опасности. А тут 200 детей. Как оставить их одних в газовой камере?» — ответил Корчак на предложение сохранить себе жизнь, перед тем как в последний раз повести за собой воспитанников.

История польского педагога, который добровольно вошел в газовую камеру вслед за детьми

Кадр из фильма «Корчак».

«Началось шествие, какого никогда еще до сих пор не было. Выстроенные четверками дети. Во главе — Корчак с глазами, устремленными вперед, державший двух детей за руки. Даже вспомогательная полиция встала смирно и отдала честь. Когда немцы увидели Корчака, они спросили: „Кто этот человек?“ Я не мог больше сдерживаться — слезы хлынули из моих глаз, и я закрыл лицо руками», — описывал событие очевидец историк Эммануэль Рингельблюм.

Никто из этой группы смертников не пытался сбежать, не кричал. Корчак и около 200 воспитанников добровольно вошли в поезд, хотя в последний момент немецкое командование публично предложило сохранить жизнь такому талантливому человеку. К сожалению, не осталось никого, кто мог бы рассказать о последних часах его жизни: о том, что случилось после поезда. Даже дата смерти — 7 августа 1942 года — лишь условность. Какое-то время ходили слухи, что Корчак и дети спаслись, но никаких подтверждений этому нет.

Читай продолжение на следующей странице