Хэсил «Хейз» Адкинс, или пришло время испугаться всерьёз!

Хэсил "Хейз" Адкинс, или пришло время испугаться всерьёз!

О карикатурном пропитом до яиц хиллбилли в худшей его разновидности, «outlaw», социопате и потенциальном маньяке-убийце. И музыканте!

Это, по американской терминологии, так называемая «outsider music». Музыка за пределами формальных правил, конвенций и прочих признаков «нормальности», исполняемая, в большинстве случаев, психически больными людьми. Формально музыка Хэсила «Хейза» Адкинса является кантри-блюзом, но… это предельно, запредельно, беспредельно извращённый, корявый, неандертальски-брутальный кантри-блюз. Самый кошмарный кантри-блюз, который когда-либо оскорблял людское ухо! Гитара, вокал и перкуссия — всё строго «в одно лицо». Непрофессиональная, грубая запись на чём придётся, столь же примитивные и грубые попытки использования студийного наложения. Какая это была «студия» — по звуку вы уже и так поняли. По молодости Хэсил Адкинс пользовался в качестве перкуссии парой жестяных вёдер, на которых играл ногами и, большей частью невпопад, руками. Позднее стал использовать отдельные части ударной установки. «Техника игры» на которых, впрочем, осталась точно такой же максимально кривой и непрофессиональной. С настройкой гитары у маэстро тоже было всё несколько, эээ… в общем, будем считать его метод лабания на расстроенной гитаре ещё одним элементом стиля.

Несмотря на формальное отсутствие мрачности, слишком часто это подлинная, дальше просто уже некуда, хоррор-музыка, производящая шокирующее впечатление. Музыка беднейшей, вырождающейся, монструозной американской глубинки, населённой карикатурными «хиллбилли» и прочим «уайт-трэшем», погрязшей в нищете, самогоноварении, безудержном пьянстве, а также снохачестве, инцесте и прочих блевотворных извращениях. Той самой глубинки, воспетой Лавкрафтом в «Ужасе Данвича» — деликатно, полунамёками — и Брэдбери -— звучно, сочно, смачно и во весь голос, в рассказах, вошедших в сборник «Тёмный карнавал».

Хэсил "Хейз" Адкинс, или пришло время испугаться всерьёз!

Hasil «The Haze» Adkins

1937-2005

Адкинс — типичный «музыкальный аутсайдер». Родился в бедной многодетной шахтёрской семье из Западной Виргинии, смолоду страдал (или всё-таки, наоборот, наслаждался, а?) букетом психических заболеваний, в течение всей жизни имел проблемы с законом по самым разным поводам — от хулиганства и самогоноварения до контрабанды алкоголя и совращения малолетних. Истинный панк по жизни, задолго до того, как панк-рок и соответствующая субкультура вокруг него были придуманы! Хулиган, алкоголик и кофеман, бабник, охотник и страстный любитель жареного мяса, обожавший рубить головы и описывать сей процесс в песнях — по счастью, только головы добытой дичи, а не людей… хотя кто знает, кто знает: как говорится, не пойман — не маньяк! В общем, настоящий кошмар адептов политкорректности, феминисток и тому подобных скучных личностей. True. Во всех смыслах.

Сей весьма примечательный южный джентльмен так бы и остался сугубо локальным феноменом, малоизвестным за пределами провинциальных кабаков, если бы не экс-барабанщица группы The Cramps Мириам Линна и её муж Билли Миллер, основавшие лейбл Norton records и переиздавшие солидное количество его ранних разрозненных работ. И взявшиеся за издание новых. И даже за организацию турне! Ещё раз напоминаю: речь идёт о карикатурном пропитом до яиц хиллбилли в худшей его разновидности, «outlaw», социопате и потенциальном маньяке-убийце! И, что характерно, дело пошло, а чокнутый хиллбилли получил культовый статус и стал считаться дедушкой такого стиля как psychobilly. Сами The Cramps на концертах исполняли одну его вещь под названием «She Said» и, в принципе, могут считаться первооткрывателями южного самовыродка для более широкой публики.

Под конец жизни маэстро стал играть более-менее «нормальную» музыку, но фирменное безумие из неё, само собой, никуда не делось. Так продолжалось до 2005 года. До более чем странной смерти при более чем подозрительных обстоятельствах. Учитывая образ жизни маэстро, его конфликты с соседями и разнообразные тёмные делишки, можно предположить, что он стал жертвой не то самой обычной пьяной ссоры и драки, не то криминальной разборки. В общем, жил как истинный «аутло» — и умер как истинный «аутло».

Вот целый концерт 2003 года. В кабачке, как обычно. С совершенно инфернальными куротрупами куробабами на подтанцовке. Тёмный карнавал. Тот самый. Брэдберианский. Во всей красе. Наслаждайтесь!

Источник

Хэсил «Хейз» Адкинс, или пришло время испугаться всерьёз!