Том Тыквер: «Никто не был готов к победе нацистов»

26 января в онлайн-кинотеатре ViP Play и на телеканале ViP Premiere стартовал третий сезон сериала о Германии конца 1920-х годов «Вавилон-Берлин» — самого амбициозного и дорогостоящего телевизионного европейского проекта. В его основу легла популярная серия детективных романов немецкого писателя Фолькера Кучера о похождениях кёльнского комиссара Гереона Рата по изнанке Берлина. Бодрящий коктейль, замешанный на борьбе мафиози, троцкистов, чекистов и немецких политиков за добычу контрабандного русского золота, завоевал симпатию зрителей по всему миру — права на сериал приобрели США, Австралия, Испания, Франция, Китай, Россия и другие страны.

Том Тыквер: «Никто не был готов к победе нацистов»

В третьем сезоне комиссар полиции Гереон Рат (Фолькер Брух) и его боевая подруга Шарлотта Риттер (Лив Лиза Фрис) столкнутся с закулисными интригами кинематографа Веймарской республики, расследуя убийство известной актрисы звукового кино Бетти Уинтер. События в сериале разворачиваются всё в том же 1929 году — за три с небольшим года до того, как демократические идеи молоденькой Веймарской республики, не выдержав испытания мировым экономическим кризисом, будут раздавлены тяжелым сапогом популистов из НСДАП. Кино-Театр.Ру посетил берлинскую премьеру сезона и обсудил с бессменными авторами сериала, режиссёрами Томом Тыквером, Ахимом фон Боррисом и Хендриком Хандлёгтеном возрождение ультраправых настроений в Германии и других странах, а также причины, по которым Берлин всегда был центром притяжения для безумцев со всего мира.

Том Тыквер: «Никто не был готов к победе нацистов»

Об исторической достоверности сериала и перекличках с современностью

Том Тыквер: Это наше видение Берлина 1920-х годов, мы не утверждаем, что так оно всё и было. Это то, как мы себе представляем это место, его энергию, атмосферу. Мы пытаемся взглянуть на него с точки зрения людей, которые живут в фильме. Мы не особенно заинтересованы в объективном отражении исторической реальности, хотя, безусловно, мы чувствуем необходимость придерживаться некоторого количества исторических фактов. Мы не можем просто игнорировать их.

Сравнения с современностью кажутся очевидными, потому что город в те времена пользовался огромной популярностью, жизнь здесь била ключом, был огромный приток мигрантов, особенно из восточной Германии. Берлин славился своей ночной жизнью, здесь ощущалось веяние будущего. И в то же время это был город, полный отчаяния, бедности, сложностей и противоречий. Можно сказать, что и сегодня этого в Берлине предостаточно. Безусловно, это уже совсем другой уровень бедности — районы, которые можно было бы назвать трущобами, исчезли.

Том Тыквер: «Никто не был готов к победе нацистов»

О крахе Веймарской республики и победе НСДАП

Том Тыквер: Люди на тот момент не осознавали до конца, что они ходят по тонкому льду. Никто тогда — и мы хотели отобразить это в сериале — не мог вообразить, что общество встанет с ног на голову через каких-то три с половиной года. Именно столько времени (с конца 1929 года до начала 1933 года) понадобилось для того, чтобы НСДАП оказалась у руля. Тогда демократия была новой идеей и, несмотря на все противоречия, она должна была сработать. Но не сработала.

Ахим фон Боррис: Вы знаете, ведь 1920-е не были временем обречённым. Это мы из сегодняшнего дня так трактуем эту эпоху. Нам же было интересно показать, что альтернатива была, что всё могло пойти по совершенно другому сценарию.

Том Тыквер: И мы пытаемся связать некоторые события, которые в совокупности своей привели к этой маленькой червоточинке, в которую просочились ребята, буквально воспользовавшиеся коротким моментом и взявшие страну под контроль. А ведь никто не был к этому готов. Поэтому очень забавно наблюдать сегодня всех этих людей, которые самонадеянно верят в то, что подобными процессами можно манипулировать. С точки зрения истории, если оглянуться назад, видна достаточно чёткая цепная реакция.

Ахим фон Боррис: Но это ретроспективный взгляд. Мы же всегда пытаемся увидеть историю в качестве цепочки последовательных событий — потому что нам так проще увидеть какой-то смысл в произошедшем. Должно быть что-то последовательное, что привело к определенному результату. Но это так не работает, это совокупность каких-то параллельных процессов. И нам интересно это показать.

Том Тыквер: «Никто не был готов к победе нацистов»

Читай продолжение на следующей странице